Князь Александр Невский - приемный сын хана Батыя




"Герой, святой, наше знамя... Он убивал русских, обрезал им носы и уши так, как неделали этого сами татары. Причем сознательно. Он сказал татарам: я вам соберу дани больше, чем вы сможете. Но за это подмогните побить моих соседей. Подмогли и побили. И дали ему титул великого князя..." Православная церковь кощунственно причастила его к "лику святых".

«Есть такой сатана русской истории — Александр Невский. У него была цель — княжить во Владимире, и ради шкурных интересов он насадил на Руси лютое татарское иго. И сделал это самым гнусным образом — предав брата».
(М.Горелик, «Огонёк»)

«Русский народ, русская свобода были преданы и проданы изнутри. Они стали жертвой своего рода заговора. И ключевой фигурой его был русский «национальный герой» Александр Невский… Александр родился в семье Ярослава… Именно от него (Ярослава — С.Б.) исходила идея исторического предательства, именно им-то и принято было роковое решение отдать Русь азиатским пришельцам ради установления деспотической системы власти. Позор русского исторического сознания, русской исторической памяти в том, что Александр Невский стал… знаменем того самого народа, чью историческую судьбу он жестоко исковеркал».
(М.Сокольский. «Неверная память», М., 1990)

«Можно ли считать великим национальным героем татарского прихвостня, капитулянта и коллаборанта по имени Александр?.. Человека, который своими руками насаждал иноземное господство, призывал на собственных братьев монгольские рати (главным русским князем его поставила именно Неврюева рать, науськанная им на старшего брата Андрея)… побратался с Сартаком Батыевичем, а потом подписал с Берке все условия вассальности и данничества… После чего не стеснялся водить свои дружины против несогласного с этим русского населения. Культы Сталина и Ленина «разоблачили», причем настолько успешно и убедительно, что шансов на их возрождение нет. Культа из Петра I не получается. Слишком много о нем известно такого, что святоподобная фигура не складывается. Остается один Александр Ярославич из рода Рюриковичей по прозвищу Невский. Интерес к нему никогда не угасал, но в последние годы он приобрел черты, почти не уступающие формам прославления Иосифа Виссарионовича. Точно также игнорируются факты, противоречия и вещи совершенно очевидные, но не укладывающиеся в общепринятую схему. Относится это к разряду общественных патологий.
Как судить о народе, который сам себе придумал, высосал из пальца и поставил в главные национальные герои и символы фигуру, которую, как ни крути, иначе, чем предателем, не назовешь?
(Николай Журавлев, Интернет-журнал «Арба»)

«Александр Невский был первым из великих князей русских, который вместо сопротивления татарам пошел на прямое сотрудничество с ними. Он начал действовать в союзе с татарами против других князей: наказывал русских — в том числе и новгородцев — за неповиновение завоевателям, да так, как монголам даже не снилось (он и носы резал, и уши обрезал, и головы отсекал, и на кол сажал)… Но сегодняшнее мифологическое сознание воспримет известие о том, что князь фактически являлся «первым коллаборационостом» совершенно однозначно — как антипатриотическое очернительство».
(Ю.Афанасьев, журнал «Родина»)

«Александр Невский… Герой, святой, наше знамя… Он сказал татарам: я вам соберу дани больше, чем вы сможете. Но за это подмогните побить моих соседей. Подмогли и побили. И дали ему титул великого князя…» (Ю.Афанасьев, «Общая газета»)

Вот так пишут нынче об Александре Невском некоторые российские историки и публицисты.

Обвинения Александра Невского в предательстве не являются изобретением наших современников. В западной исторической науке об этом еще в незапамятные времена писали польский ученый Уминский и немецкий историк Амман. Из современных западных историков договор Александра Невского с Ордой назвал «позорным» англичанин Джон Феннел.

Увы, и русская историческая наука XIX века относилась к Невскому достаточно прохладно. Правда, тогдашние ученые не осмеливались открыто обвинить святого князя. Это было равноценно святотатству. И потому в трудах основоположников, Соловьева и Ключевского, он упоминается мельком. Пусть даже и уважительно.

А вот русские зарубежные и советские историки ХХ века уже не стеснялись. В 1931 году в Париже вышла книга Георгия Федотова, в которой прямо говорится, что святой-то святой, а в «Житии…» почему-то не написано, что он с ордынцами дружил, «перед ханом унижался» и тем самым унижал всю Русь… И в Советском Союзе, до 1940-х годов, Александр Невский считался предателем. В Малой советской энциклопедии 1930 года о Невском писали так: «В 1252 году А. достает (чувствуете отношение: «достает»! — С.Б.) себе в Орде ярлык на великое княжение… Подавлял волнения русского населения, протестовавшего против тяжелой дани татарам. «Мирная» (в кавычках! — С.Б.) политика А. была оценена ладившей с ханом русской церковью: после смерти А. она объявила его святым».

В общем, интриган, предатель и угнетатель русского народа, вместе с церковью продавшийся Золотой Орде. Никак иначе… Однако тем самым косвенно признавался союз Александра Невского и Русской церкви с Ордой! Так продолжалось до 40-х годов, когда начался сталинский период его героизации: Отечественная война, немцы-захватчики… Когда вышел одноимённый фильм, сделавший Александра Невского народным героем, защитником Руси от нашествия тевтонов… И тогда уже любое упоминание об Орде было изъято из всех книг.

Неизбежность моральных оценок в исторической науке совершенно бесспорна: оценивая прошлое, каждое поколение определяет свой дальнейший путь. Однако «суд истории» бывает справедливым далеко не всегда, а роль «судей» порой оказывается для историков поистине «дьявольским соблазном». Весьма показательна в этом отношении дискуссия, развернувшаяся последнее время вокруг истории жизни и деяний князя Александра Невского. Судьба образа этого князя в отечественной культурной традиции была в общем-то счастливой: на протяжении столетий он был почитаем церковью как благоверный святой, та же традиция установилась и среди историков. В характерном возвышенном тоне писал об Александре Н. М. Карамзин, весьма достойно предстал князь в «Истории» С. М. Соловьева, и даже скептик Н. И. Костомаров, оценки которого часто носят весьма язвительный характер, для Александра сделал исключение и писал о нем почти в карамзинском духе.

Благодаря усилиям церкви, а потом уже на новом этапе и пропагандистской системы советского государства, образ князя Александра Невского вышел за пределы сугубо исторического текста и стал символом, частью национально-государственного мифа, составляющего основу социальной психологии любого общества. Новгородский князь был и гордостью, и примером. Не утратил князь своего ореола даже тогда, когда Л. Н. Гумилев сделал его одним из авторов «союза» между Русью и Золотой Ордой.

Но в последнее время обозначилась и другая точка зрения. Посмотрев на «солнце земли суздальской» сквозь «темное стекло» московский историк И. Н. Данилевский обнаружил на нем массу самых безобразных пятен. Оказалось, что святой благоверный князь все это время пользовался уважением совершенно незаслуженно.
Оказалось, что Невская битва и Ледовое побоище — это совершенно проходные сражения, в которых погибло не так уж много народу, реальное влияние их на политический процесс было невелико. Литовскому князю Миндовгу удалось перебить больше немцев, значит, митрополиту Кириллу, видимо, нужно было прославлять его. Что же касается отношений с Ордой, то здесь Александр выглядит практически прямым предшественником генерала Власова (только более успешным) — именно его стараниями ордынское «ярмо на шею русскому народу было водружено»1.

Не будем касаться здесь фактической стороны этой концепции, а зададимся вопросом: правомерен ли подобный подход к интерпретации русской средневековой истории? Прежде всего нельзя согласиться с Данилевским в том, что мифологизация, а значит, и идеализация образа князя, начатая еще его современниками, есть прямая неправда и даже «цинизм». Оценка исторических событий не возникает сама по себе — это функция общественного сознания, то, что называется «общественный резонанс». Численность участников не может иметь здесь решающего значения. Куликовская битва не привела непосредственно к свержению ордынского ига, однако ее значение никем сомнению не подвергается. Не имеет также значения, продолжались ли в дальнейшем боевые действия: победа далеко не всегда бывает окончательной (Бородино, битва под Москвой, Сталинградская битва). Значимо совершенно другое. Если в древнерусской книжности, а затем и в трудах историков было сформировано отношение к деяниям князя как к примеру личной храбрости и героизма — именно значение этих сражений не может быть подвергнуто сомнению.

Фильм Сергея Эйзенштейна, как ни покажется это парадоксальным, — тоже показатель важности побед Александра Невского для истории России. Данилевский почему-то отказывается учитывать, что миф — не ложь, а особого рода реальность2. Противопоставление идеального образа «исторической реальности» с научной точки зрения выглядит вполне бессмысленным, а с идейной — неконструктивным. Народная память должна иметь своих идеальных героев, достойных предков, которыми можно гордиться. Они служат необходимым витамином становления национальной гордости и самоуважения. Возможно, с точки зрения Данилевского (иногда убедительной, иногда совершенно небесспорной), Александр Невский не подходит на эту роль, но объективно он таковым являлся на протяжении столетий — и с этим вряд ли можно что-то поделать. И образ этот содержал в себе отнюдь не идеалы расчетливого политиканства (даже если предположить, что «реальный» князь был «коллаборационистом»), а образец мужества, безрассудной отваги, полководческого таланта и благородства.
Загрузка...

Да, Александр Невский служил Золотой Орде. Более того, князь был приемным сыном хана Батыя и названым братом Батыева сына- царевича Сартака. В те времена легко преступали через кровное родство. Но названое братство почиталось святыней и было незыблемым. Таким образом Александр Невский обеспечил себе поддержку Орды в отражении очередного крестового похода на Русь и правосливную веру, начатого римской католической церковью еще в XII веке. "Подмогните побить моих соседей" - так определяет, историк Афанасьев устремления Александра, но в то время речь уже шла не просто о "соседских" сварах и "соседском" соперничестве.

Русские князья разделялись на сторонников Орды и сторонников Запада, склонных к введению на Руси католичества. И потому русский князь Александр брал дружину у своего монгольского названого брата Сартака и шел войной на своего родного брата Андрея, русского же князя... Никто уже не помнит князя Даниила Галицкого. А ведь он считался "Русским королем", приняв корону и титул из рук римского папы. Так не в нем же, не в Данииле, суть. А в том, что из-за его деяний, его прозападной политики вместе с ним канула в небытие Гапицкая Русь. С ее народом, укладом, верой. В те времена римская церковь не признавала равноправия религий и народов. Кто не знает о серьезности по многовекового нашествия крестоносцев и давления католической церкви, может посмотреть... справочники по русским древним храмам. Там, где было ордынское влияние, сохранились Софийский собор, Золотые ворота и Выдубецкий монастырь в Киеве - XI век, храм Покрова на Нерли, Спасо-Преображенский собор в Переславле- Залесском, собор Рождества Богородицы в Суздале, Золотые ворота и Успенский собор во Владимире - XII век и т.д. Не говоря уже о более поздних временах.

В западный областях Руси, там, где побывали крестоносцы, нет ни одного православного храма старше XVII века. Все было стерто с лица земли. Названое братство с Сартаком и положение приемного сына Батыя положило начало военному союзу Руси с Золотой Ордой, который поддерживали и крепили продолжатели дела Александра Невского. Рядом с русскими ратниками сражалась против крестоносцев ордынская конница. Можно напомнить, что князь Ярослав, отец Александра, предложил русским князьям признать Батыя "царем" аж через шесть лет после окончания Батыева похода. А дань русские начали платить и вовсе через двадцать лет. Если учесть, что выплата дани началась тогда, когда папа объявил крестовый поход против "схизматиков" (православных) и "татар", то вполне можно считать ее общим котлом для ведения войны. Так что речь здесь, скорее всего, надо вести не об "иге", а о воссальном государстве. Александр Невский спасал Русское государство и православную веру, за что и был причислен церковью к лику святых. Смерть его - до сих пор тайна.


Историк Лев Гумилев пишет, что великий князь мог умереть от того, что мы называем современным словом "стресс". Один только Новгород мог довести до нервного срыва. Эта неблагодарная, буйная вольница... Как только возникала военная угроза - обращались к нему. Он приходил, спасал, а вольный город изгонял своего спасителя. Так повторялось из раза в раз. Незадолго до заключения официального союза с Ордой умирает Батый, приемный отец и покровитель. Однако остается его сын - побратим Сартак, христианин несторианского толка. Но в тот же год погибает от яда и Сартак. К власти приходит брат Батыя - Берке. Все прежние договоры остаются в силе, заключен союз о военной помощи с платой в виде ежегодной дани - "выхода". Невский везет ордынских баскаков в Новгород для переписи и учета дани. И получает страшный удар от родного сына Василия. Василий, пьяница и буян, поднимает бунт против отца и ведет заговорщиков убивать ордынских посланников. В тот миг на карте стояла судьба всего дела Александра и Руси. Убийства послов монголы не прощали никогда. Спасибо верной дружине. Александр выводит послов из города. И - карает бунтовщиков, Вот, наверно, откуда слова Афанасьева: "Он убивал русских, обрезал им носы и уши так, как не делали этого сами татары". Миндовг отрекается от католичества Начинается дружба с великим князем Литовским, намечается союз с Литвой. Александр вместе с ханом Берке (мусульманином) и внуком Батыя царевичем Менгу-Тимуром (язычником) открывают в Сорае, столице Орды, православный епископат. Позади пятнадцать лет кровавого крестного пути, когда одни - открытые враги, на других - надежда слаба, а большинство - враждебно не понимает... Кажется, можно наконец отдохнуть от страшного напряжения. Но тут приходит весть об убийстве Миндовга... Сколько еще может выдержать человек!

Великий князь Александр отошел в мир иной на дороге своей судьбы, на пути из Сарая во Владимир, в маленьком красивом городке Городце на высоком берегу Волги, откуда вся ширь земли открывается.

Как отличить еврея от славяно-руса

Венчание славян с иудейским духом

Феномен под названием "биополе" на самом деле не существует, а является всего лишь плодом вымысла шарлатанов.

Из чего состоит ежедневное православное богослужение

Ипотека - это самый изуверский разбой - это прямая дорога к тому, что будут приходить люди и вышвыривать ваши вещи из вашей квартиры на улицу на вполне законных основаниях.



  Обсудить статью на ФОРУМЕ сайта



НАЗАД           НА ГЛАВНУЮ

Яндекс цитирования